Гласхютте: Малая родина большого дела

08.02.2019

В отличие от Швейцарии, где посещение ключевых для истории часового производства мест потребует от вас обзорной экскурсии через полстраны, знакомство с хорологическим достоянием Германии легко сводится к одному региону. Но не стоит его недооценивать, порой нечто действительно великое имеет весьма скромный размер.


Так уж сложилось, что колыбелью всей немецкой часовой промышленности стал городок Гласхютте, расположенный в 30 километрах южнее Дрездена в районе рудных гор. Его население даже сейчас едва насчитывает 7 000 жителей, однако именно здесь создаются A. Lange & Söhne, Glashütte Original, Nomos, Moritz Grossmann, Tutima, Union Glashütte – и это далеко не полный список.

Знакомство с местными достопримечательностями лучше начинать с саксонской столицы. Пускай былое великолепие так называемой Флоренции на Эльбе было во многом утрачено в результате Второй мировой, восстановленный исторический центр Дрездена все равно способен произвести впечатление даже на самого взыскательного путешественника. Здесь и знаменитая Галерея старых мастеров с подлинниками Рафаэля, и оперный театр, построенный по проекту Готфрида Земпера, в котором можно послушать один из старейших оркестров мира, и монументальная архитектура дворца саксонских курфюрстов и кафедрального собора Хофкирхе.
К обязательной программе можно смело добавить  многочисленные бутики главных немецких брендов – по понятным причинам здешнему ассортименту позавидует подавляющее большинство даже самых представительных ритейлеров планеты.


При всем уважении к маститым соседям с юга, любая местная мануфактура особенно гордится своим тевтонским происхождением. На вопрос, чем ваша продукция лучше швейцарской, любой мастер смело ответит: они делают швейцарские часы, а мы немецкие. Не случайно на циферблатах тех же A. Lange & Söhne или Glashütte Original красуется надпись Glashütte I/SA, что значит «в Саксонии». На территории Германии насчитывается около полутора десятков одноименных деревушек, и здешние компании с самого начала старались избежать путаницы. 

Своими богатыми часовыми традициями регион во многом обязан одному человеку – Фердинанду Адольфу Ланге. Ученику и впоследствии зятю придворного часовщика Саксонии Йохана Кристиана Фридриха Гюткеса суждено было не просто основать собственное дело, но и заложить фундамент для целой отрасли. Представив тогдашнему правительству дерзкий план по трудоустройству жителей неблагополучного городка, он получил солидную ссуду и в 1845 году открыл в Гласхютте мануфактуру, известную нам как A. Lange & Söhne. 


Горнодобывающая промышленность, ранее являвшаяся главной экономической силой региона, переживала не лучшие времена, и местным жителям как никогда нужна была новая работа. Детище Ланге в буквальном смысле стало чуть ли не градообразующим предприятием. Набрав подмастерьев из числа бывших шахтеров, он обучил каждого определенной специализации. Даже уходя из-под опеки шефа в свободное плавание, они продолжали сотрудничать друг с другом и открывать мастерские по производству тех или иных комплектующих. Буквально через десятилетие в Гласхютте образовалась полноценная индустрия, привлекавшая мастеров из окрестных земель. Помимо Ланге здесь трудились такие выдающиеся часовщики как Юлиус Ассман, Адольф Шнайдер и Мориц Гроссман. А о том, что продукция региона превратилась в настоящую торговую марку, красноречиво свидетельствовало количество подделок, выпускаемых на всех приграничных территориях, включая Швейцарию.


Гласхютте вряд ли поразит вас размахом, зато ему не откажешь в своеобразном очаровании, присущем всем маленьким городкам старой Европы. Малоэтажные, словно игрушечные домики, раскинувшиеся со всех сторон горы и, конечно, много зелени, создающей впечатление, что ты оказался в тематическом парке или перенесся во времени на пару веков назад. Основные точки часового паломничества расположены фактически на одной улице. Если вам повезет, вы вполне можете стать свидетелем того, как ведущие мировые специалисты по точной механике из конкурирующих компаний вместе обсуждают текучку на общей парковке или в курилке.

Кстати, основополагающий принцип любой современной мануфактуры – создавать все компоненты самостоятельно – стал девизом местных производителей задолго до общего тренда. Когда в конце Второй мировой авиация союзников едва не стерла Дрезден с лица земли, Гласхютте тоже изрядно досталось. Затем вся прилегающая территория оказалась в советской оккупационной зоне, и уцелевшие при бомбежках предприятия были национализированы и объединены в единую государственную 

компанию VEB Glashütter Uhrenbetriebe. По идеологическим причинам ГДР не могла в полной мере сотрудничать с Швейцарией, и все детали и даже инструменты пришлось производить самим. С падением Берлинской стены и тектоническими преобразованиями немецкой общественной жизни горький опыт внезапно обернулся серьезным конкурентным преимуществом. И зная все это, сложно не задуматься о превратностях и сюрпризах судьбы, такой же извилистой, как и дорога, ведущая в заповедник, где рождаются механические чудеса. А что такое хорошие часы, как не философия, выраженная через время?