Вырезая лишнее: Искусство гравировки

29.01.2019

Среди видов отделки люксовых часов ручная гравировка занимает особое место, гармонично дополняя философский идеал о человеке и красоте созданного им механизма. Кроме того сложный декоративный узор на циферблате или корпусе превращает продукцию мануфактур в произведение искусства, которое способны оценить не только знатоки высокой механики.


Гравировка по металлической поверхности широко применялась в часовом деле со времен его становления. Корпуса и крышки старинных карманных изделий традиционно украшались узорами, гербами или дарственными надписями. И хотя с развитием технологий это благородное ремесло почти полностью перешло в ведение машин, спрос на тонкую работу мастера по-прежнему существует, особенно на рынке haute horlogerie.

Пускай декорирование современных материалов вроде титана требует особого подхода, а с сапфиром вообще может справиться только лазер, основной принцип профессии остается неизменным веками – увидеть в ровной поверхности будущее изображение и убрать лишнее. Все по заветам Микеланджело. 


Почерк настоящего мастера всегда отличается от идеально точной работы прибора, хотя разница далеко не всегда очевидна на глаз. 

Называйте это крошечными несовершенствами или эмоциональной окраской, но наше подсознание воспринимает созданный человеком рисунок благосклоннее. Он кажется более живым, приятным. К тому же создать два абсолютно идентичных изображения без помощи техники невозможно, а значит, ваши часы получатся в какой-то степени уникальными. Раз уж верность многовековым традициям возведена многими серьезными производителями в абсолют, стоит ли удивляться, что гравировка изделий часто выполняется вручную. На создание каждого экземпляра уходят сотни часов тончайшей работы опытного специалиста.


Объемные фигурки, цветочные узоры, портреты, изящные инициалы на задней крышке – спектр применения старинного ремесла в часовом деле поистине широк. И все же основные виды гравировки можно условно поделить на три категории: роспись корпуса (включая ушки, безель и заводную головку), циферблата и самого калибра. Чтобы не перегружать образ, дизайнеры, как правило, выбирают только один из вариантов.

Работа начинается с эскиза на бумаге, затем рисунок переносится на обрабатываемую поверхность при помощи обыкновенного карандаша, и она закрепляется на специальном бруске. Вооружившись тонким металлическим инструментом, мастер одной рукой режет материал, а другой вращает деталь, помогая линиям делать идеально плавные повороты. В случае ошибки исправить, скорее всего, ничего не получится, и дорогостоящая заготовка полетит в мусорное ведро. Не самая простая задача, ведь штрихи достигают порой лишь десятых долей миллиметра.

Освоить ремесло можно только старым как мир способом: годами неустанного труда, долгой чередой проб и ошибок со всеми вытекающими казусами вроде попадания лезвием себе по руке. В каком-то смысле единственным ключевым преимуществом современного мастера перед коллегами, жившими в XVIII и XIX веках, становится стереомикроскоп.


В случае успеха особой славы тоже ждать не стоит. Считанные специалисты вроде Кристофа Бернардо, главы соответствующего подразделения Blancpain, периодически дают мастер-классы на глазах у приглашенных коллекционеров. Но, как и в случае с часовщиками, бренды не склонны позиционировать отдельных мастеров как звезд. Обратившись за изделием в одну из ведущих мануфактур, вы и так в праве ожидать исключительного качества. С другой стороны, создатели гравюр тоже никогда не считались полноценными авторами, ведь в основе всегда лежало произведение художника. Их задача во многом сродни труду переводчика – достойно транслировать готовое произведение
в объемный формат.


В отличие от лидеров рынка, производители поменьше, как правило, не держат в штате специалистов в области metiers d'art. За гравировкой, гильошированием, эмалевой росписью и прочими сложными декоративными техниками они обращаются к независимым ателье вроде Olivier Vaucher SA. В портфолио компании значатся такие нашумевшие изделия как Richard Mille RM 26-02 Evil Eye и Roger Dubuis Excalibur Knights Of The Round Table II. Фигурки рыцарей на циферблате второй модели не превышают шести миллиметров в высоту, но их лица абсолютно индивидуальны. Не меньшей детализацией могут похвастаться и другие крошечные элементы композиции, начиная
от кольчуг и заканчивая мечами. 


Но даже если высокой концентрации древних ремесел на циферблате вы предпочитаете несложную памятную надпись, не обязательно обращаться на сторону. Некоторые мануфактуры, например IWC или Jaeger-LeCoultre, готовы сразу предложить клиентам несколько проверенных вариантов. Возможно, такое изделие впоследствии будет сложнее продать, но стоит ли отказывать себе в удовольствии получить персонализированный, а значит, уникальный экземпляр прямо здесь и сейчас?