Тайны великого часовщика

23.08.2017
Любой разговор о традициях часовой механики или секретах старых мастеров зачастую начинается и заканчивается упоминанием Абрахама-Луи Бреге. Его имя и бренд знакомы даже бесконечно далеким от хорологии людям, а многочисленные изобретения фактически определили облик индустрии на два с половиной века вперед.


Нравится нам это или нет история часового дела никогда не была похожа на ухоженную и хорошо освещенную аллею в парке, скорее – на запутанный лабиринт, полный тупиков и скрытых сокровищ. Попробуйте проследить хронологию того или иного изобретения, и вы непременно столкнетесь с множеством версий, оговорок и откровенных спекуляций. Именитые мастера внимательно следили за работами современников, дополняли, заимствовали и откровенно воровали идеи друг друга, и сейчас, спустя сотни лет, точно определить масштаб взаимовлияния крайне непросто. Если здесь и существует консенсус, то касается он всего одного человека – Абрахама-Луи Бреге. Начиная с 1780-х годов, великий швейцарец совершил целый ряд фундаментальных открытий, и тем самым заслужил самое почетное место в виртуальном зале славы мировой хорологии.
Рожденный в Невшателе в 1747 году, Бреге уже в пятнадцатилетнем возрасте отправился искать счастья во Франции, где отчим выхлопотал ему должность подмастерья у состоявшего при дворе часовщика. В результате судьба позволила уникальному таланту юноши раскрыться именно там, где это было наиболее востребовано – в великосветском Версале. К моменту восшествия на престол Людовика XVI изделия молодого мастера уже заслужили определенную репутацию, а после официального представления королю, Бреге до конца жизни не испытывал недостатка в заказах. Его часы не только украшали карманы едва ли не всех правящих династий Европы, но и фактически стали символом статуса и вкуса сразу для нескольких эпох, удостоившись упоминания на страницах произведений Александра Дюма, Оноре де Бальзака, Александра Пушкина и Льва Толстого.

Classique Chronométrie 7727 стал обладателем главного приза GPHG 2014


Битвы титана

Один только сухой перечень достижений Абрахама-Луи Бреге на поприще тонкой механики способен занять несколько минут: здесь и первые надежные часы с ротором автоматического подзавода, и противоударный механизм «парашют», способный защитить калибр в случае падения, и, наверное, самое эффектное и трудоемкое усложнение в истории – турбийон, призванное компенсировать воздействие гравитации на систему баланса. По большому счету, ему удалось переосмыслить и усовершенствовать практически каждый аспект производства, начиная с замены традиционных колокольчиков репетира на гонги и заканчивая проектированием меха-низма, очень похожего на вскоре запатентованный Николя Рьессеком хронограф. По иронии судьбы, большинство важнейших для ремесла инноваций были продиктованы стремлением к простоте и практичности. Например, синие стрелки из закаленной стали, ставшие одной из самых узнаваемых отличительных черт бренда, не только радовали глаз, но и существенно облегчали считывание показаний среди обилия золотых элементов на корпусе и циферблате.
Великий швейцарец прекрасно чувствовал себя не только в тишине мастерской. Его биография выглядит едва ли не ярче всех вышеупомянутых изобретений. Он много путешествовал, общался с ведущими учеными и художниками, часто бывал при дворах, за что во времена Великой французской революции, по слухам, даже оказался в предварительных списках на казнь, но спасла дружба с одним из лидеров якобинцев – Жаном-Полем Маратом, и своевременный отъезд из страны. Но даже глобальные геополитические потрясения никак не сказывались на востребованности бренда.
Разумеется, при такой славе подделки не заставили себя долго ждать, и чтобы гарантировать подлинность своих изделий, мастер решил наносить на каждый экземпляр сразу два знака: неразличимое невооруженным глазом клеймо и порядковый номер. При жизни Бреге возглавляемая им мануфактура выпустила около 15 000 часов тремя сериями, самая многочисленная из которых слегка перевалила за отметку в 5 000 штук. Каждый раз отсчет просто начинали заново. Эта традиция продолжается по сей день, порой вызывая недоумение у владельца, безуспешно пытающегося сопоставить четырехзначную цифру с современным серийником или референсом.

Неподвластные времени

Финансовые возможности клиентуры открывали Абрахаму-Луи невиданные возможности в области экспериментов, позволяя создавать на заказ выдающиеся произведения часового искусства. Но даже в таком контексте два экземпляра стоят особняком. Начнем с легендарного No. 1160 королевы Марии-Антуанетты. Августейшая особа предоставила мастеру полный карт-бланш по бюджету и срокам при условии, что ему удастся совместить в одном корпусе все известные на тот момент усложнения, а также выполнить максимальное количество функциональных деталей из золота.
Когда в дело вмешалась гильотина с парижской площади Согласия, первоначальный план пришлось несколько пересмотреть, но от самой затеи Бреге решил не отказываться. Работа продолжалась еще много лет с перерывами, а сам шедевр был завершен уже его учениками. Впоследствии историческая реликвия постоянно переходила от одного состоятельного коллекционера к другому, пока наконец не оказалась в фондах Иерусалимского института исламского искусства имени Л. А. Майера и не стала жертвой самой громкой кражи в истории Израиля в 1983 году. Второй легендой по праву считаются первые на свете наручные часы, созданные по просьбе королевы Неаполя, сестры Наполеона Каролины Мюрат. Невиданный ранее циферблат овальной, или лучше даже сказать, яйцевидной формы словно нарочно подчеркивал некарманное происхождение миниатюрного устройства с четвертным репетиром. Кстати, использованные в модели принципы нашли свое отражение в современной линейке бренда Reine de Naples.

Звездный путь

Хотя коллекции Classique и Tradition сполна отдают должное наследию великого швейцарца, каталог компании отнюдь не ограничивается бесконечными трибьютами отцу-основателю. Здесь присутствуют и серия Heritage с бочкообразными корпусами, и посвященные морю модели Marine, и даже автоматические хронографы Type XX – XXI – XXII, вдохновленные одноименными изделиями марки, выпущенными в середине ХХ века специально для французских военных. Ведь после смерти Бреге знаменитая мануфактура и не думала разваливаться. Сначала у руля встал его сын Луи-Антуан, затем внук Луи-Клемент, потом компанию и вовсе приобрели англичане, но качество и умение
идти в ногу со временем всегда оставались неизменными.

Масштабное возвращение к корням началось лишь в 1999 году с появлением на горизонте Swatch Group. Ее глава Николас Г. Хайек делал ставку как раз на столетние традиции, поэтому даже в ХХI веке все характерные черты бренда остаются на своих местах. Стрелки Бреге с «яблоками», характерная манера написания цифр, практически обязательное гильоширование всех циферблатов – клиент всегда может быть уверен, что найдет здесь роскошные костюмные часы с мгновенно узнаваемой родословной. Стоит ли добавлять, что наследники изобретателя турбийона остаются одним из крупнейших производителей этого усложнения в мире?
И напоследок, еще кое-что о бережном отношении к прошлому и маркетинговой хватке основателя Swatch Group Николаса Г. Хайека. Пока уже упомянутый No. 160, для ясности прозванный «Мария-Антуанетта», все еще числился пропавшим, компания задумала неслыханный по своей дерзости проект – создать точную реплику, основываясь на старой документации и фотографиях. Раз уж мировая общественность лишилась одной из вершин часового искусства, специалисты из Швейцарии предоставят ему достойную замену. Спустя три года работы на свет появилось чудо под названием No. 1160 Grand Complication, даже фирменная шкатулка которого была изготовлена из любимого дерева самой королевы, как раз накануне поваленного ураганом в Версале.
Казалось, историческая справедливость была восстановлена, но тут снова вмешался случай. Наследники израильского похитителя сами вышли на связь, и, пройдя все необходимые юридические процедуры, оригинал вскоре тоже вернулся в родной музей, сделав всех настоящих поклонников хорологии ровно в два раза счастливее. Такой вот приключенческий роман, вполне в духе самого Абрахама-Луи.