Колыбель Революции: История Urwerk

03.04.2019

Даже в такой консервативной индустрии, как часовая, время от времени находятся возмутители спокойствия, готовые пойти наперекор общепринятым формулам и рискнуть всем ради понятной только им мечты. И как показывает история Urwerk, именно такие люди и становятся новыми классиками.


Современные коллекционеры уже привыкли, что параллельно с классическими дизайнами и усложнениями от ведущих марок рынок предлагает им хоть и несопоставимый по размерам, но все же немалый сегмент смелых, футуристических изделий самого высокого ценового диапазона. Richard Mille, MB&F, De Bethune, HYT, Rebellion Timepieces и другие независимые бренды не просто не уступают конкурентам со столетними родословными в классе, но и в каком-то смысле олицетворяют собой хорологию ХХI века, предлагая нечто новое взамен бесконечного переосмысления работ Абрахама-Луи Бреге. И хотя каждый производитель примечателен по-своему, есть одна мануфактура, заслуга которой в сложившейся ситуации требует отдельного разговора.


На момент знакомства новоиспеченного выпускника часовой школы Феликса Баумгартнера и дизайнера Мартина Фрая в 1995 году, никакого второго сегмента на рынке не существовало. В переживавшей первый бум после длительного кризиса индустрии балом правили турбийоны и изделия с максимальным количеством усложнений. И все же амбициозные молодые люди решили пойти наперекор трендам и сделали ставку на новую интерпретацию измерения времени, имеющую гораздо больше общего с миром скульптуры, нежели с часами в их традиционном понимании. И вот в 1997-м, никому не известная компания Urwerk уже представляет две версии своей первой модели – UR-101 и UR-102.

Монолитный корпус, почти полностью закрывающий циферблат, прыгающий часовой индикатор, путешествующий по узкой апертуре и своим положением показывающий еще и минуты, наглядная аллюзия на движение небесных тел по орбите – все было настолько сложно и непривычно устроено, что новинку по большому счету просто не поняли. Единственной хорошей новостью можно считать признание коллег – всего годом спустя Баумгартнера принимают в ряды Académie Horlogère des Créateurs Indépendants – престижнейшей организации, объединяющей два-три десятка прославленных независимых часовщиков из разных стран.


Для полноценного прорыва по имени UR-103 потребовалось еще шесть лет упорного труда. Зато дебютировавшее в 2003 году изделие во многом сформировало ДНК бренда в его сегодняшнем виде, соединив страсть создателей к дизайнам в духе научной фантастики с поистине революционной вариацией функции блуждающего часа. Три часовых диска, вращающихся словно спутники вокруг центральной оси, показывались в апертуре по одному и, как и в прошлый раз, заодно выполняли функции ретроградного минутного указателя. Большая часть этого механического волшебства оставалась скрытой от посторонних глаз внутри корпуса, и для непосвященного наблюдателя разгадать основной принцип устройства было практически невозможно.

Еще через пару лет Баумгартнеру и Фраю удалось закрепить успех сразу двумя большими победами. Сперва свою роль сыграла коллаборация с крупным ювелирно-часовым домом Harry Winston, чья серия Opus изначально подразумевала сотрудничество с независимыми  швейцарскими мануфактурами. Затем последовал релиз UR-103.03, чей циферблат впервые представлял собой не монолитную металлическую поверхность, а видимый во всех деталях механизм, работающий под куполом сапфирового стекла. 


2007 год ознаменовался премьерой следующей большой концепции – UR-201. На смену дискам пришли три вращающихся куба, с цифрами – по четыре на каждом. Телескопическая трубка, спрятанная внутри каждого «спутника», исполнявшая роль минутного указателя, автоматически настраивалась на оптимальную длину в зависимости от своего положения на циферблате. Рядом располагались индикаторы запаса хода и дня/ночи, а на задней крышке владельца ждали сразу два необычных счетчика: первый подсказывал пользователю, когда изделие стоит отнести на профилактику, а второй замерял общий «пробег» механизма и был рассчитан на сто лет.  

А потом случилось маленькое и непредвиденное маркетинговое чудо. Легенда баскетбола и заядлый часовой коллекционер Майкл Джордан пришел на одну из американских телепередач с золотым UR-103 на запястье. И вот теперь агрессивный и мгновенно запоминающийся дизайн Urwerk стал достоянием самой широкой аудитории.


Дальше были невероятные UR-CC1'King Cobra' с циферблатом, стилизованным под спидометры винтажных американских автомобилей, и тройной ретроградной индикацией, сумасшедшие карманные часы UR-1001 и, конечно, коллекция EMC, впервые предложившая клиентам самим измерять точность хода механизма. За последнее достижение компания даже была удостоена сразу двух статуэток Grand Prix d’Horlogerie de Genève в номинациях «Выдающаяся механика» и «Инновации».


Два ателье компании располагаются в Цюрихе и в Женеве. Как шутят руководители, подобная география дает возможность  подпитываться традициями как франко-, так и немецкоговорящей частей Швейцарии. Что особенно любопытно, их полное штатное расписание насчитывает немногим более 15-20 человек. Как и большинство независимых мануфактур, Urwerk не стремится наращивать объемы, ограничиваясь полутора сотнями часов в год.

То же относится и к темпам разработки новых моделей. Ждать очередной премьеры каждые несколько месяцев бессмысленно, лучше сразу настраиваться на периодичность раз в пару лет. А вот вариаций и совсем небольших ограниченных серий, посвященных той или иной узкой тематике, хватает. Случаются и совсем экспериментальные проекты, вроде фляги Full Metal Jacket, созданной в сотрудничестве с именитым производителем шотландского виски Macallan. Зачем нужна механическая титановая фляга, умеющая по нажатию кнопки менять местами два спрятанных внутри сосуда с разными напитками? Для искусства, разумеется.


А как вам коллаборация Баумгартнера и Фрая с признанным гуру классических костюмных часов Лораном Ферье? Что у них может быть общего? Однако изделие Laurent Ferrier & Urwerk Arpal One, – названное в честь сложного сплава, послужившего основой для корпуса – стало едва ли не самым ярким лотом среди пятидесяти участников аукциона Only Watch 2017. На случай, если все вышеперечисленное могло показаться вам недостаточно безумным, у Фрая и Баумгартнера есть еще один козырь в рукаве, и имя ему AMC – Atomic Mechanical Control. Счастливый обладатель этой модели может на ночь помещать ее прямо внутрь стационарных атомных часов весом 30 кг, чья погрешность составляет всего секунду за 300 тысяч лет. Маленькое механическое чудо не только синхронизируется с большим братом, но и автоматически подзаводится. Если продолжать параллели с Абрахамом-Луи Бреге, получается своего рода Pendule Sympathique XXI века. Что характерно, один экземпляр уже сейчас решено отправить в музей. Когда играешь против правил, главное, не переставать удивлять. И уж по части сюрпризов Urwerk точно даст фору многим.