Наследие Морица Гроссмана

21.11.2018
Современник и коллега великого Адольфа Ланге, Мориц Гроссман тоже оставил значительный след в истории Гласхютте – с большим отрывом самого часового места Германии. 

 

Родившись в Дрездене и выучившись ремеслу в швейцарском Ла-Шо-де-Фоне, он вдоволь помотался по европейским столицам и осел в саксонской деревушке, уже будучи зрелым мастером. Помимо основной деятельности, Гроссман основал здесь школу часовщиков и уделял огромное внимание воспитанию следующего поколения коллег. Но хотя его изделия и даже инструменты обильно представлены в экспозиции местного музея, прямых продолжателей у немца не нашлось.

 

Заново зажечь погасшее в XIX веке пламя удалось Кристин Хаттер. В ноябре 2008-го выпускница часовой школы и опытный менеджер в сфере люксового ретейла открыла мануфактуру Moritz Grossmann, взяв на вооружение не только торговую марку, но и некоторые эстетические принципы своего великого предшественника вроде конструкции платины на ⅔, а также регулирующей баланс детали наподобие стрелки Джонса у IWC. Работать решено было в самом престижном ценовом сегменте, поэтому Хаттер с соратниками начала сразу с производства своего калибра для модели Benu, во многом вдохновленной карманным экземпляром руки самого Гроссмана.

 

Сейчас каталог бренда насчитывает три полноценные коллекции и уже с десяток собственных механизмов, а специально к 10-летнему юбилею на свет появились Benu Anniversary Lost in Space в платине и белом золоте с циферблатом, словно парящим отдельно от корпуса. Также хотелось бы упомянуть об одной бытовой, но очень показательной детали. Основной офис молодой компании находится буквально в десятке метров от штаб-квартир маститых земляков-конкурентов A. Lange & Söhne и Glashütte Original. Умение не тушеваться и гнуть свою линию даже в таком окружении – дорогого стоит. Мориц Гроссман наверняка бы гордился.