Время первых: История Franck Muller

24.12.2018

Franck Muller не даром застолбил за собой звание одного из флагманов сложной механики эпохи посткварцевого ренессанса. Едва ли в 1990-е и 2000-е можно было встретить серьезного коллекционера, не владевшего хотя бы парочкой изделий с характерным бочкообразным корпусом и мгновенно узнаваемыми индексами. Но даже теперь, когда мода на под завязку набитые усложнениями часы сошла на нет, бренд не перестает удивлять.


С детства мечтавший стать часовщиком Мюллер уже на этапе обучения зарекомендовал себя круглым отличником. Став дипломированным специалистом, он сперва занялся реставрацией для Patek Philippe, а вскоре принялся изготавливать собственные уникальные экземпляры, причем весьма смелые. Например, в середине 1980-х Франк поместил турбийон прямо на циферблат – да-да, тогда это выглядело чистейшим авангардом.


Когда Швейцария принялась возвращать себе утраченные позиции на рынке, символом престижа стали усложнения. А раз наметился магистральный жанр, должен был найтись и человек, способный достичь в нем предела. Стремительный успех Franck Muller, совпавший по времени с небывалым ростом интереса к механическим часам, обернулся неожиданным побочным эффектом: основатель марки стал самой настоящей звездой, – сейчас уже очевидно, первой в новейшей истории индустрии. Здесь можно долго спекулировать, насколько карьера Мюллера послужила примером для целой плеяды независимых, но отрицать, что современное восприятие выдающегося мастера почти как отдельной торговой марки начало складываться именно тогда, попросту глупо. В любом случае, когда в 1991 году Франк совместно с бизнесменом Вартаном Сирмакесом, занимавшимся ювелирными изделиями, начал серийное производство своих разработок, недостатка в идеях у него точно не было.


Открыв мануфактуру в швейцарском Жанто, неподалеку от Женевы, Мюллер с Сирмакесом сразу же решили сгруппировать все технологические этапы в одном месте. Название было выбрано соответствующее – Watchland. Впоследствии компания регулярно наращивала местную инфраструктуру, и со временем даже стала проводить там выставки для ритейлеров и коллекционеров.

Узнаваемый фирменный стиль окончательно сформировался с появлением корпуса Cintree Curvex, представлявшего собой традиционную для часового мира форму бочки, только слегка изгибающуюся сразу по нескольким осям. И опять, нисколько не претендуя на истинность, сложно удержаться от очевидных параллелей: избрав подобную форму, Franck Muller во многом закрепил в массовом сознании мысль, что претендующему на новаторство и стоящему безумных денег механизму очень идет быть упакованным в крупную разновидность классической бочки, в противовес привычным круглым часам. Не зря ведь впоследствии ту же карту разыграли Richard Mille с их супертехнологичными изделиями или Cvstos, принадлежащие сыну Сермакиса Сассону. Разумеется, все вышеперечисленные бренды, как впрочем и Franck Muller, оставляют в каталоге место и для круглых, прямоугольных и квадратных корпусов, но совсем не обращать внимания на явные совпадения, было бы странно.


Концепция Crazy Hours по легенде родилась, когда заскучав на чопорной светской вечеринке Франк решил разрядить атмосферу и нырнул в бассейн прямо в одежде. Почему часы непременно должны следовать правилам? Давайте придумаем свои! На первый взгляд, расположение индексов, как и поведение часовой стрелки, мечущейся по всему циферблату, и правда может показаться хаотичным. На самом же деле указатель всегда движется ровно на пять делений вперед, неминуемо возвращаясь через 12 шагов на исходную позицию.

Идея Master Banker тоже весьма показательна для творческого метода Мюллера: все делают часы с двумя часовыми поясами, так почему бы не сделать сразу с тремя? Тем более что банкиры, следящие за событиями на основных мировых биржах, способны не просто оценить красоту и сложность такого решения – каждая индикация в едином механизме индивидуально настраивается, – но и воспользоваться всеми его удобствами.


В коллекции Aeternitas представлены одни из самых сложных наручных часов в истории. Например, Aeternitas 4 может похвастаться 36 усложнениями, 18 стрелками, 5 дисками индикации и калибром из почти полутора тысяч деталей. Минутный репетир, парящий турбийон, fly-back хронограф, вечный календарь, рассчитанный на тысячу лет и так далее. Причем в отличие от многих конкурентов, создатели ухитрились расположить все функции прямо на циферблате, обратная же сторона полностью предназначена для любования механическим балетом. Это чудо микроинженерии упаковано в корпус размером 61 на 42 мм и толщиной в 19, так что не заметить его на руке счастливого владельца будет крайне непросто.


Также в арсенале бренда имеются самые быстрые турбийоны на рынке, совершающие полный оборот каждые пять секунд, вечные календари с множеством ретроградных указателей и вообще все, что вы только можете себе представить. Спортивный сегмент, если подобное определение вообще можно применить к творениям Мюллера, представлен коллекцией Vanguard, в которой преобладают корпуса из высокотехнологичных материалов.

Разумеется женщинам тоже не приходится довольствоваться усыпанными бриллиантами мужские версиями. Специально для дам Мюллер разработал линейки Heart и Infinity. В дизайне первой остроумно обыгрывается изображение сердца, а вторая по полной использует палитру всех цветов радуги.