Венгерский независимый часовщик делится своим видением профессии и рассказывает о том, как устроена его маленькая мануфактура, выпускающая штучные изделия высшего ценового сегмента. Осторожно, уровень их отделки может вызывать бурное восхищение в сочетании с острой зависимостью!

Содержание

Bexei Primus Triple-Axis Tourbillon

– Как бы вы описали стиль Bexei?

– Я специализируюсь на создании часов на заказ, и все что вы сейчас видите (разговор состоялся на стенде Академии Независимых Часовщиков AHCI в рамках Baselworld 2019 ) – это уникальные экземпляры. Персонализация и пожелания клиентов для меня очень важны, я никогда не делал два совершенно одинаковых изделия. Итоговый дизайн каждый раз рождается из общения с клиентами, и если они захотят что-то изменить или дополнить, такая возможность всегда существует. Можно даже разработать целый механизм с нуля, вопрос только в цене и затраченном времени.

– Почему вы выбрали именно такую форму корпуса для большинства ваших изделий?

– 99% современных часов круглые, и свою первую модель я твердо решил сделать в принципиально ином корпусе. Ну а дальше идея прижилась сама. Согласен, форма у меня довольно узнаваемая, но раз уж все детали механизма, включая колеса, мосты и даже винты я произвожу сам, внести изменения в корпус, если у покупателя возникнут особые пожелания, проблемы не составит.
В отличие от большинства коллег, переехавших в Швейцарию, Аарон живет и работает в столице Венгрии Будапеште.

– Каков нынешний размер вашей команды и сколько часов вы производите ежегодно?

– Сейчас мне помогают три человека, а в год мы производим 4-5 экземпляров. Разумеется, раз уж на циферблате стоит мое имя, вся финишная обработка и сборка осуществляется лично мной.

– Какая часть механизма или может быть технологический процесс особенно занимает вас в последнее время и почему?

– Если коротко, то финишная обработка. Это ключевой элемент часов высшей ценовой категории, отделяющий массовое производство от действительно штучной работы. В случае с Bexei она может занимать месяцы. Считайте сами: каждое изделие состоит из примерно 200 компонентов, требующих по 10 операций каждый. Итого получается 2000 операций на одни часы.
Bexei Dignitas Power Reserve

– В чем на ваш взгляд главное преимущество независимости в противовес работе в рамках большого бренда?

– Я делаю все сам, за исключением заводных пружин, волосков баланса и камней, а когда вы не заказываете ничего на стороне, вам не нужно волноваться о качестве, сроках или других аспектах работы третьих лиц. Обратная сторона заключается в весьма скромном количестве производимых часов. Но опять же, качество у нас высочайшее.

– Насколько глобальные взлеты и кризисы отрасли затрагивают ваш бизнес?

– Bexei это по большому счету не касается, спасибо моим клиентам. Мы с ними относимся к часам, как к искусству, а оно не имеет ничего общего с массовым производством и его тенденциями.

– Сколько времени в среднем занимает создание новой модели от замысла до готового первого экземпляра? И как вы примерно делите ваше время между созданием нового и сборкой уже существующего?

– Если мы говорим о полной разработке с нуля, то минимум года два. А посколько я фактически делаю все сам, то разделить процессы по большому счету не получается. Все происходит параллельно.
Bexei Primus Triple-Axis Tourbillon и настольные часы Bexei Toubillon No1.

– Расскажите подробнее о создании Miniature Double Pendule Zappler. Это ведь маятники, правда?

– Все верно, это маятниковые настольные часы, просто необычного размера. Лет 15 назад я наткнулся на похожее изделие в одном музее. Стал собирать информацию и выяснил, что часовщики в далеком прошлом соревновались, кто сделает самые маленькие. Мне тоже стало интересно, и в итоге получился Miniature Zapper всего 20 мм высотой.

– Над чем вы работаете прямо сейчас?

– Текущий мой проект – модель с функцией ворлдтаймера с необычной индикацией по заказу одного клиента. Временные зоны отображаются здесь в два ряда – на первом названия городов, на втором – указатель дня или ночи в каждом. Также на циферблате содержатся сведения о том, где сейчас летнее время, где зимнее, а где перехода на час нет в принципе.
Высота настольных маятниковых часов Bexei Miniature Double Pendule Zappler всего 20 мм

– Как вы пришли в профессио?

– Я родился в семье часовщика и вырос в окружении механизмов, стрелок и циферблатов. Я с самого начал был ими абсолютно очарован, поэтому даже малейших сомнений в выборе будущего у меня не было. С юности я начал помогать отцу в его ателье, ремонтируя антикварные изделия. Суть этой работы заключается в замене сломанных или отсутствующих деталей, а ведь как правило никакой документации не остается. Вам приходится самим додумывать, как оно могло работать и каждый раз прибегать к индивидуальным решениям. Собственно, овладев ремеслом, я понял, что вполне уже могу делать свои часы.

– Можете поделиться самым ценным уроком, которому вас научила реставрационная деятельность?

– В этом деле нужно добиться, чтобы изготовленные вами недостающие компоненты существовали в полной технической и эстетической гармонии с оригинальными. Волей-неволей, многое понимаешь про формы, текстуры, стили и то как часы могут и должны быть единым целым.
Bexei Dignitas Pure