Повелители морских глубин: Blancpain Fifty Fathoms

03.12.2018
История коллекции Blancpain Fifty Fathoms насчитывает без малого 65 лет. Став первыми полноценными дайверами на рынке, они не только вдохновили множество подражателей, но и сыграли важную роль в популяризации, пожалуй, самого востребованного на сегодняшний день часового сегмента. 

 

Все мы знаем, с каким удовольствием часовые дома порой дополняют свои летописи откровенными легендами. Но даже на этом фоне история Fifty Fathoms выглядит чуть ли не фрагментом приключенческого романа, пускай в ее подлинности сомневаться и не приходится. Дизайн этапного для отрасли изделия родился не в недрах часовой мануфактуры, а на столе самых настоящих боевых ныряльщиков капитана Робера «Боба» Малубье и его соратника лейтенанта Клода Риффо. 

 

Возглавив созданное в 1952 году французское спецподразделение, Боб готовил подопечных совершать диверсии на море, заниматься разведкой и бесшумно уничтожать личный состав противника. Но поскольку мирового опыта в этой области толком еще не существовало, Малубье и Риффо приходилось самим разрабатывать тактические схемы и подбирать снаряжение. Спроектировать подходящие часы их вынудило отсутствие достойного предложения на рынке. Помимо серьезной водонепроницаемости, ключевыми требованиями стали размер и идеальная читаемость циферблата.

В омут с головой 

Убежденные в полной коммерческой бесперспективности подобных изделий известные производители не пожелали ввязываться в рискованный проект. Подводникам удалось договориться лишь с Жан-Жаком Фиштером, главой небольшого часового дома Blancpain из швейцарского Вильре. Сейчас сложно поверить, но, когда в 1953-м мануфактура выпустила первую партию, новинку встретили достаточно спокойно. Контрастная индикация на черном фоне, вращающийся в одну сторону безель с пятиминутными отметками и, конечно, огромный по тем временам 42-миллиметровый корпус, все это никак не укладывалось в тогдашние представления о стиле и элегантности. Сплошной суровый минимализм и военная выправка. Кстати, компания сразу же принялась экспериментировать с размерами, и в том же году появились версии диаметром 41 и 43 мм, и сегодня их потенциальное первенство иногда даже становится причиной исторических разночтений. 

 

Отдельным поводом для гордости ожидаемо оказалась водонепроницаемость. Заявленные в названии пятьдесят морских саженей не только умело обыгрывали принятую у профессионалов систему измерения, но и недвусмысленно намекали на готовность часов погружаться на добрую сотню метров. Платить за принадлежавший Rolex патент на завинчивающуюся головку создателям отчаянно не хотелось, и они вышли из положения, прибегнув к двум резиновым прокладкам по краям кольца. А чтобы сделать вероятность протечки совсем уж ничтожной, инженеры использовали автоматический калибр AS 1361, ведь если владельцу не нужно самому заводить часы, то и головку в поднятом положении он не забудет. 

Сомкнуть ряды! 

Ключевым моментом в коммерческом и, если хотите, идеологическом становлении новинки сыграли точки продаж. Поскольку Fifty Fathoms изначально позиционировались как дорогой инструмент, а никак не престижный аксессуар, они и распространялись в магазинах дайверского снаряжения, охватывая в первую очередь профессиональную аудиторию. Вскоре заинтересованность проявил и главный популяризатор подводного мира Жак-Ив Кусто. Союз двух легенд увековечила завоевавшая «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля документалка «Мир тишины» 1956 года. Разумеется, за свою карьеру великий француз успел понырять практически во всех пригодных для дайвинга швейцарских часах, но красивый прецедент от этого нисколько не теряет в весомости. 

 

Тем временем идеи Малубье последовательно подхватывали и другие члены НАТО. И хотя основная концепция коллекции оставалась незыблемой, швейцарцы всегда с готовностью шли навстречу заказчикам в погонах. Для западногерманского бундесвера с черного безеля убрали всю индикацию, за исключением треугольника, заодно нарастив толщину и прочность корпуса. А для снабжения ВМФ США, не моргнув глазом, даже обратились в другую компанию. Дело в том, что американским военным было законодательно запрещено пользоваться спецсредствами производства других стран, даже если их технические характеристики оставляли отечественные аналоги далеко позади. Вопрос решился благодаря Аллену Торнеку из Rayville Tornek, вызвавшемуся отдельно приобретать все комплектующие, затем собирать их без малейших изменений на территории Соединенных Штатов и ставить на циферблат логотип Rayville Tornek MIL-SPEC 1. 

 

Происхождение видов 

Военные образцы разных стран часто оснащались функцией остановки секундной стрелки, позволявшей эффективнее сверять часы перед выходом на боевое задание, а также радиоактивными люминесцентными элементами, призванными по максимуму облегчить читаемость под водой. На задней крышке даже указывалось, что прибор опасен, а нашедшему предписывается немедленно вернуть его в расположение ближайшей части. Со временем часы стали настолько прочно ассоциироваться с армией, что гражданскую версию решено было снабжать крупным значком «Без радиации». Добавьте сюда экземпляры с круглым бежевым индикатором, окрашивающимся в красный при проникновении малейших частичек влаги внутрь корпуса, а заодно и именные серии, выпущенные в сотрудничестве с крупными ретейлерами вроде Aqualung или LIP, и вы получите ожившую мечту любого часового коллекционера. Собирать винтажные версии Fifty Fathoms можно до бесконечности.

 

Современные модели, в свою очередь, способны заинтересовать даже самого придирчивого поклонника усложнений. Несмотря на по-прежнему безупречные дайверские способности, изделия Blancpain частенько оснащаются наиболее престижными механическими функциями вроде турбийона – Fifty Fathoms Tourbillon 8 Jours, флайбэк-хронографов и полного календаря Chronographe Flyback Quantième Complet и ретроградных счетчиков – флагманский X Fathoms.