Квадратное уравнение: История Santos de Cartier

28.11.2018
Появившиеся на свет без малого 115 лет назад Santos могут похвастаться целым рядом титулов, начинающихся со слова «первые»: первая, разработанная с нуля мужская наручная модель, первые «пилоты», наконец, первая часовая легенда дома Cartier. Но их обаяние отнюдь не ограничивается перечнем былых заслуг. Порой форма и содержание настолько удачно сходятся воедино, что результат этого союза навсегда становится воплощением гармонии и триумфа человеческой мысли. 

 

Как и подобает настоящему хорологическому долгожителю, биография Cartier Santos изобилует знаковыми событиями, многие из которых неразрывно связаны с важными этапами мировой культуры. Начать хотя бы с того, что модель названа в честь одного из первых авиаторов Альберто Сантос-Дюмона. Наследник семьи бразильских кофейных плантаторов в первом десятилетии ХХ века на равных соревновался с братьями Райт в покорении воздушной стихии и установил немало рекордов, управляя сначала воздушными шарами, а впоследствии и аэропланами.  
Будучи знаковой фигурой парижской богемы, Сантос-Дюмон водил дружбу в том числе и с Луи Картье, которому, как гласит легенда, и пожаловался во время очередного банкета на нехватку удобного прибора для измерения времени. В самом деле, не полезешь же в карман, если руки заняты управлением летающей машиной – пускай средний полет в те годы и длился порядка 20 секунд. Глава уже тогда знаменитого ювелирного и часового предприятия намек понял и в 1904 году вручил авиатору созданные специально для него Cartier. Таким образом, изделию выпала честь начать первую главу в долгой и захватывающей летописи специализированных часов для представителей опасных профессий. 

 

Разумеется, обладатель редкого делового чутья Картье преследовал вполне определенные маркетинговые цели. Альберто в первую очередь был самой настоящей звездой, человеком будущего. По нашим меркам чем-то вроде смеси модного рэпера и эксцентричного владельца софтверной компании: никто по большому счету не понимал, чем конкретно тот занимается, но зрелище неизменно оказывалось захватывающим. Сам Сантос-Дюмон тоже любил общественное внимание и с удовольствием позировал для передовиц. Красовавшийся на его запястье прибор просто не мог остаться незамеченным – о лучшей рекламе Луи Картье не приходилось и мечтать.  

Наручные часы – тогда сугубо дамский аксессуар – вдруг стали квадратными, превратились в незаменимого помощника для че-ловека прогресса, а их циферблат наполнился ультрасовременной угловатой индикацией. Да что там, кожаный ремешок и тот выглядел чем-то из ряда вон. 
Поначалу Santos существовали в единственном экземпляре и се-рийно выпускаться стали только к 1911 году. Но даже тогда на фоне конкурентов дизайн все еще выглядел довольно дерзко. Ведь звезда прямоугольных и квадратных часов по-настоящему взойдет лишь спустя 10–15 лет. Благодаря совокупной славе дома Cartier и Сантоса, а также отличным механизмам с ручным заводом от фабрики Эдмона Жежера – будущей половинки Jaeger LeCoultre – предприятие имело значительный коммерческий успех. Отдельная ирония заключается еще и в том, насколько каждая деталь первых пилотских часов контрастирует с тем, что впоследствии станет определяющими чертами этого до сих пор очень успешного сегмента индустрии. 

 

Редкая модель может похвастаться почти неизменным за сто с лишним лет экстерьером. И все же важность ее эволюции не стоит недооценивать. За несколько десятилетий Santos пережили десятки крошечных преображений, однако первая значительная ревизия случилась на рубеже 1970–1980-х. На авансцену вышли созвучные эпохе массивные браслеты с двумя винтами на каждом звене – прямо как на безеле. Помимо золота, клиенты теперь могли остановить свой выбор на стальной или биметаллической версии. С правой стороны корпуса появились знакомые всем нам выступы, защищающие заводную головку, а сам механизм стал автоматическим. Как нетрудно догадаться, обновленная модель мгновенно оказалась где-то по соседству с Audemars Piguet Royal Oak и Patek Philippe Nautilus в как раз набиравшем обороты сегменте спортивной роскоши. Римские цифры и характерные для ар-деко метки-лучи, разумеется, остались нетронутыми. 
Следующая серьезная волна перемен достигла берега уже в начале нулевых и совпала со 100-летним юбилеем коллекции. Стараясь не отставать от тогдашней моды, «Сантосы» существенно подросли, вернее, оказались доступны и в размере XL с внушительными пропорциями 32 на 45,5 мм. Примерно в это же время обычным делом стали усложнения в диапазоне от хронографов до турбийонов, ранее встречавшиеся в линейке крайне выборочно. Следом появились и умопомрачительные по своей красоте скелетонизированные версии. Одним словом, палитра становилась все богаче и богаче. 

 

Коллекция 2018 года тоже преподнесла немало сюрпризов. С точки зрения экстерьера самым заметным нововведением стал увеличившийся безель, нижняя и верхняя часть которого теперь простираются прямо до ушек. Дизайнеры заметно осовременили классический силуэт изделия, добавив в геометрию скругленных линий, при этом не нарушив характерной «квадратности». Не последнюю роль играет и новая облегченная система смены браслета/ремешка, тем более что в комплекте с каждым экзем-пляром идут сразу оба. Теперь вы можете буквально за считаные секунды придать своему механическому любимцу альтернативный вид, уместный для того или иного события или костюма. На текущий момент версии из разных металлов доступны также в двух размерах: среднем – 35,1 на 41,9 мм и большом – 39,8 на 47,5 мм. Последний к тому же оснащен функцией даты, хотя в обоих случаях за точность отвечает один и тот же автоматический калибр 1847 MC.