Барт Гренефелд

16.08.2017
Чем известен: Вместе с братом Тимом создал одни из самых ярких часов прошлого года – 1941 Remontoire.


Биография

Часовщики в третьем поколении, голландцы Барт и Тим Гренефелды получили профильное образование и в 1990-е годы успели поработать на швейцарской мануфактуре Renaud et Papi, производившей калибры для целого ряда признанных люксовых брендов. Вернувшись на родину, братья открыли свое дело и начали создавать роскошные костюмные модели с необычными усложнениями. 
За последние несколько лет их изделия дважды удостаивались статуэток Grand Prix d’Horlogerie de Genève. В 2014 году Parallax Tourbillon одержал победу в номинации «лучшие часы с турбийоном», а два года спустя 1941 Remontoire стал триумфатором в категории «лучшие мужские часы». Барт и Тим всегда работают вместе и, по их собственному признанию, почти не спорят по творческим вопросам и часто вдохновляются почти забытыми хорологическими шедеврами прошлых веков.

Чем порадуете на этот раз?

Перед вами все тот же прошлогодний 1941 Remontoire с механизмом постоянной силы, только теперь он доступен в версиях из нержавеющей стали и комплектуется созданными на заказ циферблатами от нашего очень хорошего друга Кари Вутилайнена. Клиенты давно просили нас начать производство уникальных экземпляров, и вклад Кари в этом смысле трудно переоценить.


Как началось ваше сотрудничество с Кари, и удается ли вам завоевывать новые рубежи, работая в коллаборации с другими независимыми звездами часового дела?

Началось все довольно забавно: Кари посмотрел наши часы и решил приобрести одни для себя. Мы, разумеется, тут же решили ответить и заказали у него сразу несколько циферблатов, он же теперь владеет отдельной мануфактурой по их производству. Я бы не назвал нас конкурентами в прямом смысле слова. У наших покупателей часто уже есть в коллекции модели Voutilainen и наоборот, поэтому вполне естественно, что мы поддерживаем дружеские отношения и стараемся сотрудничать, когда появляется такая возможность. Как говорится в шутливой поговорке: «Жизнь слишком коротка, чтобы наживать себе врагов».

В чем заключаются главные сложности независимого часового бизнеса?

Быть независимым в принципе нелегко. Мы ведем дело от «а» до «я», сами создаем часы, сами занимаемся маркетингом и так далее. Но все равно, самое сложное – это создать новые часы, которые поразят ваше воображение.

Что вам больше всего нравится на Baselworld?

Встречаться с людьми, обсуждать дела, общаться с прессой и, конечно, пить пиво с друзьями. Сарпанева все правильно говорит.